Здания сложившейся застройки

Отношение к сложившейся застройке и отдельным зданиям в различные периоды постоянно изменялось.

До разработки и утверждения первого плана реконструкции г. Москвы (1935г.), отношение к застройке не было каким-либо определенным. При чрезвычайно быстром росте городского населения каждое строение было ценным. Даже бывшие каретные и дровяные сараи приспосабливали под жилые здания. После введения в действие Генерального плана было произведено деление всех зданий на две категории — «опорные» и «малоценные»,. Без особых оснований, обследований и расчетов к первой группе были отнесены дома в 4 этажа и выше, а ко второй — все остальные. На планшетах городской съемки Мосгоргеотреста в масштабе 1:2000 первая группа была выделена более толстыми линиями.


Таким образом, с 1935 года и примерно до середины 50-х годов распределение на опорные и малоценные сохранилось независимо от расположения здания, его исторической роли, эстетических качеств.

Снос любого «малоценного» строения был тогда желательным, считался частицей выполнения генерального плана. Соответственно отношение к сокращению и улучшению таких зданий было пренебрежительным. В массе малоэтажных строений только небольшое число было внесено в списки памятников истории и культуры.

Однако большая часть «малоценных» зданий сохранилась до конца 50-х годов XX столетия. Причиной этого было напряженное положение с жилищной обеспеченностью и зданиями общественного назначения. Новое строительство довольно легко размещали на свободных участках среди сложившейся застройки, с возможно меньшим сносом действительно отслуживших все сроки строений, причем преимущественно после окончания строительства нового здания. Кроме того, относительно небольшие массивы строили на вновь осваиваемых территориях почему-либо оставшихся к этим годам свободным в плане города.

С середины 50-х годов XX столетия, при увеличении объемов строительства в особенности со времени индустриального домостроения, отношение к исторически сложившейся застройке изменилось, причем сразу в двух противоположных направлениях. Некоторое улучшение положения с жильем привело к появлению возможности предварительного сноса застройки под новое строительство, что привело к увеличению сноса.

С другой стороны, появилась и постоянно росла опасность уничтожения исторической застройки, что вело к утрате самого естества города, характера городской среды, индивидуального облика города.

Во все эпохи и во всех странах мира историческое развитие всегда сопровождается изменением облика городов и отдельных зданий. Однако с ростом объемов строительства возрастает опасность потери индивидуальных черт города, его патриотически ценного наследия. Это наследие не может состоять только из опорных домов. Поэтому, принятое в 1935 году деление на опорные и малоценные здания не стали использовать.

Конечно, сохранение всей исторически сложившейся застройки, даже не мешающей развитию города — развитию его структуры, устройству и реконструкции уличной сети — невозможно. Во-первых, часть строений доходит до ветхого состояния, степень их физического износа более 60% — на сохранение требуются большие денежные средства. Во-вторых, малоэтажная, а местами и экстенсивная застройка оказалась экономически тяжелой для городского хозяйства. Размещение же нового строительства оказывается выгодным в исторически сложившихся кварталах. Такая практика стала уместна для некоторых характерных и своеобразных мест города.

Тогда были образованы в некоторых частях города заповедные зоны, где установлен особый режим по сносу легких строений, размещению новых объектов и даже градостроительной реконструкции.

В табл. 1.2 показано видоизменение состава городской застройки на протяжении XX столетия для г. Москвы.


Из приведенной таблицы видно, как стал уменьшаться дореволюционный жилой фонд, начиная со второй половины 60-х годов. Убыль площади в домах дореволюционной постройки составила к началу 80-х годов около 62 % ее первоначального количества. В первую очередь это пришедшие в ветхое состояние деревянные строения бывших окраин, но в более поздние годы каменные дома, доставлявшие сложности эксплуатационным органам. Доля всей дореволюционной застройки теперь в г. Москве не более 4 %.

Уменьшение доли зданий строительства 1917—1955 годов относится к баракам и стандартным деревянным домам, отслуживших до двух своих расчетных сроков.

В число индустриальных 4—5-этажных жилых домов вошел значительный объем конструкций первых серий, возведенных в 1957—1968 гг.: крупнопанельных домов (1-515; 1-605 AM; 1МГ-300, К-7; 11-32; 11-35), домов с неполным каркасом (1-335), крупноблочных (1-510), домов с кирпичными несущими стенами (1-511, 1-513, II-34) и домов из объемных блоков. Таких домов построено четыре с половиной тысячи. Качество квартир в них уже не удовлетворяет нормам и практическим требованиям. Следовательно, настало время улучшения их функциональных и конструктивных параметров, обновления и реконструкции с целью создания в них полноценных жилищ.

Изучение и оценка исторических условий, приведших к образованию застройки г. Москвы и большинства городов нашей страны, видов зданий, типов жилищ в них позволяет выделить особенности развития российских городов. Важнейшие свойства строений в периоды этого развития изменялись в соответствии с социальным развитием и меняющимися требованиями к жилищу. Все это, а также учет количественных показателей отдельных групп и видов жилых зданий, дает возможность сделать выводы относительно направленности и целей работы по улучшению жилых зданий, составляющих сложившуюся застройку городов.

Жилища всех периодов образования застройки в той или иной степени, требуют переустройства их, в соответствии с изменившимися требованиями.

Ввиду того, что дома старой застройки составляют незначительную долю строительного фонда города, в то же время, формируя индивидуальные черты его исторического облика, особенно внимательного отношения заслуживает каждое строение в исторических районах.