УЛИЧНОЕ ДВИЖЕНИЕ — БИЧ ГРАДОСТРОИТЕЛЕЙ

Вполне вероятно, что к 2000 году понятия нашего современника о самостоятельно катящемся механизме, называемом автомобилем, покажутся одновременно и удивительными и абсурдными. Вероятно и то, что современный автомобиль в глазах человека будущего будет выглядеть как первый в истории незаконнорожденный механизм. Страсть, которую люди 60-х годов XX века к нему питают, как может показаться историку, занимает в его жизни большее место, чем любовь к законным женам или классическим любовницам. Это искусственное «существо», рожденное в 1886 году от «брака» паровоза и экипажа, возможно, с>анет самым опасным соперником человечества. Его производство развивается бешеными темпами. Так, в 1960 году во всем мире было выпущено свыше 140 миллионов автомашин. Уж не первое ли это нашествие механизмов на нашу планету? Самое поразительное, что из любви к этому механическому творению человек без колебаний уродует красивейшие пейзажи и разрушает города. Великолепные автострады, специально созданные для машин, покрыли всю землю. У Луиса Мэмфорда мы встречаем утверждение о том, что люди 60-х годов «ослеплены автомобилями»; бессердечные автомобилисты «на огромной скорости устремились в сельскую местность, полностью уничтоженную многочисленными разрезавшими ее автомагистралями, которых пропорциональна развиваемым на них скоростям и количеству машин».

Автомобиль — неизбежное зло нашего столетия

Страсть людей 60-х годов XX века к автомобилям была столь велика, скажут наши потомки, что ради них они готовы были периодически убивать друг друга. Из-за этой «Прекрасной Елены» во Франции, например, число погибших за неделю соответствует по крайней мере населению целой деревни, а за год погибает до 10 000 человек, другими словами, население целого города. В Японии перед полицейскими участками ежедневно вывешиваются сообщения о количестве убитых и раненых жителей квартала. К концу года оказывается, что в результате автомобильных катастроф погибает 1000 человек и 50 000 человек получают ранения. В Европе ежегодно жертвами автомобильных катастроф становятся 50 000 человек и 1 700 000 человек получают ранения Автомобильные катастрофы пришли на смену средневековым бедствиям: чуме, проказе и др. Из доклада Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) выяснилось, что в результате несчастных случаев погибает гораздо больше людей, чем от всех инфекционных заболеваний, вместе взятых; именно автомобильные катастрофы являются основной причиной смерти мужчин в возрасте от 15 до 30 лет.


По этому поводу вспоминается одно весьма симптоматичное изречение: «Мужчины любят автомобиль больше своих жен. Доказательством тому служит тот факт, что любой мужчина разрешит пригласить свою жену потанцевать, но никогда не согласится одолжить свою машину».

Для 140 миллионов автомашин, выпущенных в 1960 году, не находится места в городах, где живут люди. Для них роют подземные убежища, возводят сооружения, называемые гаражами, и строят специальные гостиницы, которые называют мотелями и станциями обслуживания. Чтобы «прокормить» эти механические существа, за баснословные деньги перевозят бензин из Аравийских пустынь и с берегов Персидского залива. Все улицы, все площади городов превращены в «спальни» для автомашин. Люди не раз выражали сомнения в целесообразности подобного использования городской территории. В ежемесячном информационном бюллетене за январь 1965 года, издаваемом Парижским округом, можно было прочесть следующее: «В беседе с бывшим министром реконструкции г-ном Клодиусом-Пети мы обсуждали вопрос: почему покупка автомобиля, стоящего 6—7 тысяч франков, дает право его владельцу занимать бесплатно 15 квадратных метров площади Согласия, земельная стоимость которой может быть оценена в 15 000 франков, не говоря уже о ее поистине бесценном художественном значении? Однако почти все парижане находят это вполне естественным».

Город на службе у автомобиля

Как бы то ни было, но по мере развития автомобилю удалось разрушить традиционные города, которые на протяжении веков устояли перед лицом военных нашествий. Началось с того, что в городах были проложены триумфальные дороги для автомашин, получившие наименование автомагистралей, — по ним машины могли въезжать в город. После создания автомагистралей автомобили размножились настолько, что возникла необходимость обеспечить их стоянками. Из-за этого пришлось сносить здания. С созданием автостоянок количество автомашин вновь возросло. И снова появилась необходимость прокладывать магистрали, создавать новые стоянки и т. д. и т. д. В результате город постепенно раздроблялся и исчезал. Когда же, наконец, автомобили победоносно овладели городом, оказалось, что его больше не существует.

Чтобы одолеть это неминуемое бедствие, некоторые прогрессивные архитекторы предложили ряд решений Луис Кан — «гаражи-порть:», Януш Деринг — «гаражи-ядра», Манфреди Дж. Николетти — «дорогу-здание», а группа английских архитекторов — город, специально созданный для автомобиля и названный ими «Мотопиа».

Система Луиса Кана была в некотором роде натуралистической: архитектор как бы приспосабливал географию для нужд автомобилизма. «Скоростные дороги подобны рекам, — писал он. — Реки огибают районы, которые они призваны обслуживать; они имеют порты. Порты — это муниципальные стоянки башенного типа. Система каналов, ответвляющихся от порта, обслуживает внутреннюю территорию. Каналы — это второстепенные улицы». Гаражи-башни, которые Кан называет «портами», являются монументальными сооружениями, размещаемыми у завершения дорог.

Аналогичный принцип заложен в идее гаражей-ядер Януша Деринга. В его проекте речь идет о гигантских жилых или конторских зданиях, ядром которых служит гараж башенного типа.

Деринг подчеркивал, что параллельное строительство высотных жилых домов и гаражей абсурдно, если они не имеют непосредственной связи. Более того, он отмечал, что фасады больших гаражей не представляют никакого интереса ни в функциональном, ни в эстетическом отношениях. Исходя из этих соображений, он пришел к концепции гаража-ядра, образующего сердечник здания. Наиболее рациональная форма гаража — круглая, поэтому Деринг размещал жилища или учреждения во внешнем кольце, а автомашины посредине. От центрального ядра жилые здания звездообразно расходятся лучами длиной по 250 метров. Сверху город Деринга похож на колесо, сердечник-ступица которого образована гаражом-ядром, а жилые корпуса являются как бы спицами, устремленными к центру, предназначенному для размещения идола — автомашины.

Разрабатывая проектное предложение по реконструкции Изола Нуова, острова, расположенного в конце дороги, которая соединяет Венецию с сушей, итальянский архитектор Николетти создал проект замыкающего дорогу паркинга на 7000 автомашин. Это подлинный символ архитектуры, созданной исключительно ради автотранспорта. Транслагунный путепровод подводит к зданию-паркингу, а сам решается как здание-дорога, с платформами для стоянок, рампами для погрузки и разгрузки багажа, подъема и спуска пассажиров, с заправочными станциями и т. д. В центре — галерея для пешеходов, которая образует как бы сердце острова. С птичьего полета это сооружение напоминает авианосец.

Подвесной транспорт

«Мотопиа» также представляет собой систему дорог-зданий. В этом проекте города на 30 000 жителей крыши используются в качестве автодорог, целиком предоставляя землю пешеходам. По системе озер и каналов, проложенных между зданиями, организовано движение катеров и пароходов.

Несмотря на наличие подобных градостроительных предложений, в некоторых старых городах городские власти были вынуждены ограничить пользование автомашинами. Именно к этому времени относится зарождение идеи о подвесном транспорте. Возможно, что к 1990 году различные системы подвесного транспорта найдут практическое применение и будут столь же обычными, как подземный транспорт начала века, именуемый метрополитеном (что, однако, не исключает сохранение последнего). В таком случае в решении проблемы уличного движения найдут свое функциональное оправдание два полюса будущего градостроительства: пространственное и подземное.

В связи с Олимпийскими играми в Токио в 1964 году была построена самая протяженная в мире 13-километровая монорельсовая дорога , соединяющая центр города с аэропортом Ханеда. Знаменательно, что одна из конечных станций этой дороги подземная (находится в подвальном этаже токийского аэропорта), в то время как другая — пространственная (расположена на пятом этаже вокзала Хамамацу-Хо). На швейцарской Национальной выставке в Лозанне, открытой в том же 1964 году, полностью отсутствовал наземный транспорт. Передвижение по подвесным, монорельсовым и канатным дорогам позволяло экскурсантам осмотреть выставку с высоты подвесных сидений. Эффект весьма впечатляющий было очень приятно ходить по выставке пешком или воспользоваться одним из видов подвесного транспорта, позволяющим любоваться великолепной панорамой.

Идея подвесного транспорта, овладевшая умами архитекторов всего несколько лет назад, не нова. Она имеет вековую давность (как, впрочем, и многие другие), но неизвестно почему до сих пор оставалась «замороженной». Большинство видов подвесного транспорта с рельсами неудобны с той точки зрения, что требуют установки многочисленных опор для рельсов. Пытаясь обойти этот камень преткновения, Робер Ле Риколе занялся исследованием предельно напряженных конструкций, которые позволили бы произвести революцию в этом виде транспорта.

Подобный вид транспорта по-английски называется skyway (скайвей). На французском языке (вернее, на «франко-английским») он получил название skyrail (скайрай). Ле Риколе мечтает назвать его трансгородским. Речь идет о своего рода «воздушном метро», циркулирующем по 500-метровым трубам, которые соединены с 90-метровыми башнями (минимальная высота). Эти башни, как и в системе Луиса Кана, большого друга Ле Риколе (оба они преподают в Пенсильванском университете), как бы поляризуют город, являясь его высотными ориентирами. Чтобы сделать города жизнеспособными, Ле Риколе упраздняет в них автомобильное движение, ссылаясь на то обстоятельство, что, по его мнению, ни одно государство не в состоянии обеспечить полноценно действующую систему уличного движения и необходимое количество паркингов с учетом неумолимо растущего числа автомобилей.

Ле Риколе изобретает «скайрай»

Размышляя над проблемами городского транспорта, Ле Риколе сформулировал ряд положений. Он утверждал:

«В городах мы живем в коридорах, передвигаемся по траншеям. То, что открывается нашему взору, вряд ли может вызвать восхищение. Если же смотреть с высоты, то город от этого несколько выигрывает. Достаточно вспомнить феерию огней ночного города, когда на него смотришь с самолета. Воздушное пространство только по вертикали бесплатно, так используем же это свободное пространство, которое в отличие от подземного мира не заполнено, для создания пространственного градостроительства. Что касается конструкций, то их легко осуществить, если вес заменить силами... Замена веса игрой сил — одно из величайших завоеваний человека, причем сталь еще не сказала своего последнего слова. Современное учение о молекулах позволяет предугадывать проблемы будущего. Через десять лет прочность стали удвоится.

Когда будет создан скайрай, исчезнут улицы. Движение будет осуществляться не по земле, следовательно, ликвидируются транспортные пробки. Не будет дорожных поворотов. Воздушная система, которую я предлагаю, — это своего рода полый внутри трос».

Ле Риколе открыл эту новую конструкцию, наблюдая за мыльными пузырями (мы уже об этом говорили). Таким образом, и на сей раз речь идет о природной структуре, невидимой невооруженным глазом.

Для своих башен-станций Ле Риколе предусматривает вертикальный транспорт в виде скоростных лифтов (подъем на 90-метровую высоту за 30 секунд). Электропоезд типа скайрай состоит из трех вагонов, рассчитанных на 50 пассажиров каждый. При движении поездов с интервалом в 1,5 минуты число перевезенных пассажиров может доходить до 6000 человек в час, а в часы пик оно удваивается.

Разумеется, на смену подвесному транспорту в 1990 году придут другие, более удивительные виды транспорта: «управляемый» на расстоянии транспорт на воздушной подушке, машины без горючего и т. д. Как полагают, во Франции в 1985 году самолет с коротким взлетом станет реальностью, а аэропоезд (поезд на воздушных подушках) будет развивать скорость до 400 километров в час. По городу будет циркулировать транспорт с атомными двигателями; интенсивное использование различных видов транспорта по трубопроводам позволит сократить число автомашин Телекоммуникации также призваны сократить потребность а автотранспорте (хотя телефон, очевидно, скорее способствовал путешествиям).

Предполагают также использовать концентрированный пучок света (лазер) для передачи информации. С помощью лазера по одному каналу можно будет передавать большое количество информации (в тысячи раз превосходящее то. которое сейчас передается по телеграфу или по радио). Таким образом, исчезнут технические ограничения для передачи информации... Не исключено, что различные страны смогут проводить совместные конференции с помощью телевидения.

Передачи с помощью спутников связи, дающие возможность одновременно видеть, что происходит в любой точке земного шара, — это еще одно средство сообщения, по скорости превосходящее любой транспорт, включая ракеты.

Бесшумные автомашины завтрашнего дня

Эпоха использования топливных элементов, которая началась с полета космического корабля «Джемини-V», позволит воплотить в жизнь мечту об абсолютно бесшумных электрических сверхскоростных машинах. Топливные элементы, впервые испытанные в орбитальной капсуле Купера и Конрада, оказались минимальными по объему и совершенно бесшумными. Кроме того, они не выделяют отравляющих газов. Сейчас американцы строят подводную лодку, в которой дизельные двигатели будут заменены топливными элементами. Как только автомашины и самолеты станут бесшумными и «чистыми», изменятся все градостроительные принципы и нормативы. Ничто больше не помешает самолету приземляться в центре города. Быть может, тогда аэробусы заменят автобусы.

Что касается управляемых средств транспорта, то фирмы «Дженерал моторе» и «Радио инкорпорейшн» в настоящее время испытывают машины, которые благодаря магнитному полю, определяющему их скорость и направление, движутся по дорогам так, как если бы они катились по невидимым рельсам. Намагниченная дорога может стать своеобразным движущимся ковром, где машины более не будут нуждаться в водителях Так или иначе, поезд или вагоны метро с автоматическим управлением уже сегодня кажутся нам более безопасными, чем те же виды транспорта, управляемые человеком. Впрочем, поезда, видимо, подвергнутся еще более значительному усовершенствованию. Сегодняшний электровоз во многом отличается от паровоза, завтра поезда-ракеты ознаменуют новый этап в развитии железнодорожного транспорта. К этому следует добавить корабли на подводных крыльях, уже построенные в Советском Союзе и в Англии. Они могут развивать скорость 80—100 километров в час. Некоторые корабли на подводных крыльях уже используются на реках и внутренних морях Советского Союза. Как полагает советский ученый Г. И. Бабат, к 1980 году резко увеличится производство транспортных средств, работающих на ВЧ (высокочастотных) двигателях. В связи с этим под автострадами будут проложены кабели, а бензозаправочные станции заменят электрическими подстанциями. Ток высокой частоты заставит транспорт двигаться.

Другой советский ученый, В. В. Звонков, высказывал мысль о том, что к концу XX века все корабли дальнего плавания будут подводными. Подводные пассажирские и грузовые суда будут проходить под льдами полюса (уже сейчас самолеты используют этот наиболее короткий путь, связывающий Европу с Азией). Со временем подводные лодки полностью перейдут на атомную энергию. Возможно, ширина железнодорожных путей увеличится по меньшей мере вдвое, что позволит создавать широкие поезда с атомными двигателями, движущиеся со скоростью до 300 километров в час. В городах, лишенных автомашин, будут использоваться такси-вертолеты (для дальних дистанций) и движущиеся тротуары (для более коротких). Последние будут оборудованы сидениями и автоматами для продажи напитков, сигарет и т. д.

Англичанин Артур Кларк делает еще более сенсационные прогнозы: он говорит о возможности создания новых видов транспорта без горючего и даже о возможности ликвидации транспорта вообще.

Мысль о возможности использования транспорта без горючего, способного передвигаться в высоких слоях атмосферы за счет имеющихся в ней источников энергии, не нова. Что же касается исчезновения транспорта вообще, то Кларк, рассматривая эту проблему, говорит о ее решении путем создания «репликатора», который состоит из хранилища, запоминающего и организующего устройств. Репликатор позволит изготовлять любой предмет. Каждая семья сможет на месте производить предметы обихода в соответствии со своими потребностями. Таким образом, в недалеком будущем люди вернутся к стадии «семейного производства», существовавшей на заре развития человечества. Это в свою очередь приведет к ликвидации заводов и промышленного производства, а также транспорта, доставляющего готовую продукцию и товары. Обмен будет осуществляться посредством электронных машин и программирования. В связи с этим структура нашего общества претерпит кардинальное изменение. Добавим, что сам Кларк не уверен, что такой репликатор когда-либо вообще может быть создан, хотя ему непонятно, почему сегодня благодаря современным средствам звукозаписи можно воспроизводить высочайшее вдохновение Стравинского, а завтра нельзя бу- деть воспроизвести бифштекс или фарфоровую чашку. Так или иначе, эта лампа Аладдина не появится в 1990 году, возможно, она не появится и в будущем веке. Но мы несколько отвлеклись от нашей темы.

Следует заметить, что отмена всех видов транспорта, о чем современные градостроители могут лишь мечтать, — тоже дело далекого будущего. А пока их все еще беспокоит назойливая муха, именуемая автомобилем.