ЭРА ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ ЖИЛИЩНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА

«Мы строим дома, которые доставляем заказчику на своих грузовиках; в них вы сможете поселиться через три дня после заказа. Дома эти собирают на заводе, после чего разбирают на части и доставляют к месту сборки на специальных автомашинах; сборка на болтах занимает три часа. По желанию заказчика мы можем вновь разобрать их и перевезти на новое место.

Дома выполнены из стойких материалов: каркас — деревянный, многослойные погодоустойчивые ограждения сделаны из листовой стали с наружной стороны и из фанеры — с внутренней; между ними заполнение из пробковых плит».

Можно подумать, что речь идет о предвосхищении состояния на строительном рынке в 1975 году; на самом же деле это выдержки из каталога, выпущенного автомобилестроительной фирмой «Вуазен» после первой мировой войны.

В те годы попытка полной индустриализации жилищного строительства потерпела неудачу. Однако приведенная выдержка заставляет нас призадуматься. Пятьдесят лет назад жилой дом могли смонтировать меньше чем за три дня; в наши дни затрачивают около года на постройку дома средневековыми методами. И это сейчас, когда в мире столько людей остро нуждается в крове! Подобное положение дел, попросту говоря, преступно. Увы, виновные остаются безнаказанными, ибо их слишком много. Впрочем, и сами потребители не без греха: они относятся к индустриализации жилищного строительства так же, как те упрямцы, что до сих пор верят только в настойки из трав и предпочитают скорее умереть, нежели обратиться за помощью к специалисту-фармакологу.

Промышленное производство отовсюду вытесняет кустарей, но они сумели превратить строительство в свои заповедные угодья. И вот результаты: стоимость строительства с 1913 по 1938 год возросла в 9,1 раза, в то время как удорожание промышленной продукции составило всего 30%- За то же время квартирная плата в США (в среднем) увеличилась на 390%, а стоимость (тоже в среднем) автомобилей снизилась на 60%. Строительство во Франции осуществляется такими кустарными методами, что находится почти на уровне очень отсталого сельского хозяйства.

В 250 ООО строительных организациях работает миллион человек, В то же время на 280 металлургических предприятиях, достигших значительно более высокой производительности труда, занято всего около 200 000 человек. Многочисленность и раздробленность строительных предприятий привели к их технической отсталости. По данным Жана Фурастье, 100 французских рабочих затрачивают на возведение 3 квартир столько же времени, сколько требуется 100 английским и американским рабочим на возведение 13 и 100 квартир соответственно.

Основной смысл происходящей революции

Одной из основных решающих и действенных идей, которые обусловливают революцию в архитектуре, является индустриализация строительства. Многим неспециалистам кажется, будто идея эта новаторская, на самом же деле она не нова, просто ей всячески препятствовали. Еще в 1935 году, когда Марсель Лодс руководствовался ею, разрабатывая свой проект сборноразборной дачи со сроком сборки в 4 часа, он с полным правом писал об отставании архитектуры на сто лет.

К сожалению, его упрек вполне справедлив. Очень часто новаторскими признаются идеи, извлеченные из дальнего ящика, куда их запрятало предыдущее поколение. В 1965 году чуть ли не всеобщее восхищение вызвало сообщение газет о том, что англичане собираются перевезти в Гибралтар полносборную гостиницу на 120 номеров; писали, что это позволит снизить затраты рабочей силы на 80%.

Вряд ли следовало этим так уж гордиться, если вспомнить, что еще в 1801 году в Бирмингеме была построена 7-этажная хлопчатобумажная фабрика с применением сборных чугунных

конструкций. В 1832 году в Англии был выдан патент на «искусственный камень». В середине XIX века на металлургических заводах изготовлялись металлические дома, которые направляли в Америку и Австралию. Инженер Роланд перевез на Мартинику военный госпиталь в разобранном виде. Таким образом, упомянутое выше событие, относящееся к 1965 году, всего лишь повторение того, что было сделано свыше ста лет назад.

Еще в 1850 году Теофиль Готье с восторгом воскликнул: «Промышленное производство совершает переворот в архитектуре!» Ему и в голову не могло прийти, что через сто лет индустриализация строительства так и не сдвинется с мертвой точки. А между тем уже в 1851 году в Лондоне произошло первое и весьма показательное событие в области сборного строительства: в связи с первой Всемирной выставкой в Лондоне Джон Пакстон построил свой «Кристалл-палас».

Здание этого выставочного павильона площадью свыше 70 ООО квадратных метров сооружено из сборных элементов; в их числе были 3300 чугунных колонн, 2224 балки, 300 000 оконных стекол, 205 000 деревянных переплетов. Этот «храм» промышленной эры вызвал всеобщее восхищение и вдохновил инженеров на новые свершения. Франсуа Куанье, первым применивший сборную облицовку из бетонных элементов, заявил в 1861 году: «Этот метод сыграет в строительстве такую же роль, какую в свое время печатание сыграло в развитии письменности».

Шарль Буало, совместно с инженером Эйфелем построивший в Париже универсальный магазин Бон-Марше, писал в своих статьях об индустриализации строительства как об уже свершившемся факте. Однако в 1925 году Ле Корбюзье все еще пришлось начертать на своем павильоне «Эспри нуво» лозунг, скорее похожий на вызов: «Промышленное производство овладевает строительством». Все чаще высказываются горькие мысли. В 1932 году, незадолго до своей смерти, Анри Соваж, предложивший за шесть лет до этого тип сборного дома из готовых ячеек, писал: «Жилой дом стоимостью в 1 000 000 франков при сборке из доставленных на площадку элементов заводского изготовления обошелся бы в 625 000 франков. Мы затрачиваем лишних 37%».

Поточное производство квартир

После 1945 года Жан Пруве обратился к властям с призывом (которому, однако, не вняли): «Налаживайте поточное производство квартир. Они нам сейчас нужнее, чем автомобили.

Необходимые для этого образцы и технические средства подготовлены. Все зависит от заказов. Поймите наконец, что стоимость высока только потому, что из-за отсутствия заказов еще не организовано серийное производство...»

Однако французские власти отдали предпочтение автомобильной промышленности в ущерб заводскому домостроению. И сейчас мы на себе испытываем все последствия этого необдуманного решения: города, в которых недостает квартир, задыхаются от обилия автомашин. Принятое решение легко объяснить: производство автомобилей значительно выгоднее заводского домостроения. Сроки амортизации машин очень невелики, а квартиры можно ремонтировать без конца. Но это только одна из причин. Чтобы выявить остальные, достаточно познакомиться с жизненным путем Жана Пруве.

Жан Пруве остался одним из непризнанных гениев французской архитектуры только потому, что не имел диплома архитектора. С точки зрения архитектурной корпорации он был тем же, чем являются знахари-врачеватели для корпорации врачей: они для них несносны, их считают невеждами и шарлатанами; они вмешиваются в дела, которые их не касаются.

Жан Пруве родился в 1901 году. Он был сыном Виктора Пруве, директора прославленного Высшего художественного училища в Нанси, который, возглавляя это училище вместе с Эмилем Галле, возродил в начале XX века французское декоративное искусство. Можно было надеяться, что прославленное имя поможет ему в жизни. Однако те, кого Jle Корбюзье называл «титанами из Нанси», несмотря на широкую известность среди деятелей передового искусства, материально очень нуждались. Виктор Пруве, например, не мог даже платить за обучение сына, стремившегося получить инженерное образование. Поэтому в 16 лет Жану пришлось поступить на работу в скобяную мастерскую.

Предложения этого «невежды»

Внимание Жана Пруве, бывшего рабочего скобяной мастерской, стремившегося заняться индустриализацией строительства, привлекли металлические конструкции. Предложенные им дома не нуждались в каменной кладке; они могли возводиться без мокрых процессов и изготовлялись методами, распространенными в автомобилестроении. Превосходство предложенного им метода было подтверждено постройкой так называемого дома аббата Пьера, решение которого полностью отвечало действующим нормам. В центре дома размещался санитарно-технический блок, все перегородки которого использовались для устройства встроенных шкафов. Стоимость такого дома общей площадью 45 квадратных метров в то время в полтора раза превышала стоимость комфортабельного автомобиля. Разумеется, при массовом изготовлении она была бы значительно ниже. Сборку металлического дома из элементов заводского изготовления можно было осуществить за один день. Ле Корбюзье так отозвался о доме аббата Пьера: «Это лучший из всех известных мне домов».

Однако заказов на изготовление домов типа дома аббата Пьера поступило только сто, в то время как их можно было выпускать тысячами. Дом, разработанный Жаном Пруве совместно с Ланьо, Вейлем и Шарлоттой Перриан и рассчитанный на строительство в Сахаре, экспонировался на Выставке домоводства в 1958 году в Париже; он также не получил признания. Проект типовой школы с классами без окон (для проветривания предусматривались отверстия диаметром 10 см-, расположенные по всей высоте идущих по фасадам V-образных стоек) не был принят для разработки ведомством народного образования. Проект 6-этажного дома с дешевыми квартирами, собираемый из 13 типов блоков-комнат, так и остался на стадии макета. Вот уже свыше 100 лет все подготовлено для перехода к индустриализации строительства, однако никто, кроме «чудаков-оригина- лов», в нее не верит. По-видимому, эта революционная идея слишком противоречит интересам многих специалистов, и в первую очередь интересам архитекторов.

На пути к индустриализации строительства архитекторы воздвигли в полном смысле слова защитный вал, сохранивший свою эффективность вплоть до настоящего времени. Они опасаются, как бы переворот в архитектуре не лишил их завоеванных преимуществ. Подобная позиция явно беспочвенна и неизбежно обратится против них самих. Можно, конечно, на какой-то период затормозить прогресс, как это удавалось до сих пор, но остановить его навсегда невозможно.

Вальтер Гропиус открыто писал об этом в 1952 году: «Сейчас в строительстве ведущая роль принадлежит уже не архитектору. С того момента, как наиболее квалифицированные рабочие перешли на работу в промышленные предприятия, архитекторы в полном одиночестве восседают на куче отжившей свой век черепицы, закрывая глаза на огромные успехи индустриализации строительства. Архитекторам грозит серьезная опасность уступить свое ведущее положение инженерам и предпринимателям, если только они не намерены по-серьезному считаться с новыми условиями».


Жан Пруве с вызовом принял прозвище «промышленника в строительстве» и не скрывал этого от видных французских архитекторов, слушавших в 1965 году его доклады в Кружке архитектурных исследований.

Он заявил: «Единственной областью, в которой руководящую роль играют адвокаты, является строительство. Вы должны отказаться от своих привычек, иначе вы ничего не добьетесь. В современном промышленном мире архитектор потерял всякое к себе уважение. Необходимо, чтобы и архитекторы встали на путь промышленного производства. Крупные автомобильные фирмы очень скоро договорятся с правительством о строительстве сотен тысяч квартир в год. Они смогут навязать любой, самый утопичный тип дома, ссылаясь на «угрозу беспорядков среди рабочих», если их предприятия не будут обеспечены заказами. И они действительно нуждаются в чрезвычайно емком рынке сбыта. Такой рынок сбыта имеется, но он используется беспланово, чисто эмпирически. Крупные фирмы поделят между собой этот рынок. Целесообразно, чтобы во главе домостроительных цехов государственных автозаводов Рено стал архитектор. Вы должны превратиться в промышленников, предпринимателей — в противном случае вас будут приглашать лишь в качестве консультантов. Вам необходимо перестроиться, отказаться от частных проектных контор. Сидя в кабинетах, вы не сможете проектировать для промышленного производства. Необходимо работать по примеру инженеров непосредственно на производстве. Необходимо к тому же, чтобы вы поставили себя так, чтобы иметь право командовать» .

Архитектор должен пойти в цех

Это, быть может, поймет следующее поколение архитекторов. Ведь студенты, будущие инженеры-строители, заявляют, что им вовсе не интересно строить так, как строят сейчас. А некоторые студенты из Академии художеств перешли на предприятия Рено, чтобы научиться создавать совершенные изделия заводского изготовления.

Это уже понял Раймон Камю, бывший инженер автомобильного завода Ситроен, основавший в 1949 году домостроительный завод.

«Я убедился в том, — сказал он, — что на заводе Ситроен не найдется достаточно квалифицированных рабочих для изготовления кустарным способом хотя бы двух автомашин в день: те, кто собирает тысячи машин в день, не умеют их изготовлять. И жилищное строительство, если только на это решиться, можно осуществлять без привлечения квалифицированных рабочих. А ведь изготовление жилого дома в техническом отношении значительно проще, чем автомобиля.

Своим успехом мы обязаны тому, что нас никто не знал и мы не обладали властью. Все наблюдавшие за ходом событий на первой строительной площадке говорили: «Он сломает себе шею». На второй стройке: «Ему везет». На третьей: «Да ну! Я бы этому не поверил!» А когда пришел черед четвертой стройки, ничто уже не могло нас остановить».

Несмотря на достигнутые успехи, еще рано говорить о перевороте, поскольку на долю Раймона Камю, Франсиса Буйга и других французских предпринимателей в области сборного домостроения приходится всего 5% общего объема жилищного строительства.

Значительно более быстрыми темпами развивается сборное домостроение в СССР. Как сообщил ректор Московского архитектурного института И. С. Николаев, в СССР работают 400 заводов по изготовлению железобетонных панелей. В каждом крупном городе имеется один или несколько заводов сборных железобетонных конструкций; в Москве их 40 Проблемами градостроительства и индустриализации строительства в СССР занимаются 40 научных институтов. Изготовление панелей составляет около 80% производства домостроительных заводов (поэтому точнее говорить о заводском изготовлении сборных элементов, нежели о заводском изготовлении зданий вообще), однако в Советском Союзе уже действуют и заводы по изготовлению объемных элементов жилых домов. Сборка таких домов осуществляется весьма быстро; на монтаж одного этажа многоквартирного дома требуется всего один день. Сварка закладных деталей занимает не более 15 минут.


Идея, получившая полное признание в США

В строительстве высотных зданий в Соединенных Штатах Америки также используют до 80% типовых сборных элементов. Благодаря этому темпы строительства поистине фантастичны. На строительстве, например, зданий, значительно более высоких и по объему не уступающих кафедральным соборам, возведение которых продолжалось нередко веками, достигнуты следующие результаты: 10 рабочих за один месяц установили

2500 алюминиевых панелей небоскреба фирмы «Алкоа» в Питтсбурге; 26-этажное здание Тишмен-Риалти-Билдинг в Нью-Йорке высотой 95 метров сооружено по проекту Эмери Рут 40 рабочими за одну неделю. В штате Миссури было построено три тысячи домов с использованием методов, принятых на производстве автомобилей. Монтаж каждого дома пять рабочих осуществляли менее чем за день. Сейчас уже можно говорить о том, что индустриализация строительства на подъеме. Имеются все основания полагать, что в ближайшие десять лет она полностью завоюет рынок. Однако может случиться, что и через сто лет какому-либо энтузиасту придется повторять те же пожелания, удивляясь тому, что они все еще не претворены в жизнь — точно так же как нас поражает медлительность эволюции со времени пророческого высказывания Теофиля Готье.