ГОРОДСКОМУ НАСЕЛЕНИЮ УГРОЖАЕТ ОПАСНОСТЬ ЗАДОХНУТЬСЯ

Тем, кто родился в наши дни, в 1990 году исполнится 20— 22 года. Свою самостоятельную жизнь они начнут, когда численность населения земного шара достигнет 5 миллиардов человек, т. е. почти в шесть раз превысит число людей, живших в 1800 году.

Численность населения Азии, не считая восточных районов СССР, составит 2 миллиарда человек и тем самым превысит численность населения нашей планеты в 1900 году. Для того чтобы обеспечить расселение такого беспрецедентного количества людей , во второй половине XX века потребуется построить 10000 новых городов с числом жителей 100 000 человек каждый.

Индустриализация сельского хозяйства и связанное с ней перераспределение земель вызывает исключительное снижение удельного веса сельскохозяйственного населения; городское население в развитых странах уже сейчас достигает 80% общей численности жителей. Число промышленных предприятий удвоится; потребление нефти и электроэнергии увеличится в 4—5, стали — в 5, пластмасс — в 20 раз. Во Франции, население которой возросло до 60 миллионов человек, число проживающих в провинциальных городах удвоится. 20 миллионов частных машин приведут к заторам на улицах городов и на автомагистралях. Расходы жителей страны на медицинское обслуживание, а также на транспорт удвоятся; иены на жилье повысятся на 30%, а расходы, связанные с проведением досуга и культурными развлечениями,— на 50%. По-прежнему велика будет потребность людей в квартирах, и они останутся дорогими даже в том случае, если жилой фонд будет удвоен. Однако это будет связано не только с ростом численности населения, обгоняющим темпы строительства, но и с тем, что построенные в середине века квартиры к этому времени окажутся слишком малыми по площади и примитивными по удобствам. Некоторые новые города превратятся в своего рода трущобы, очаги антисанитарии. Вновь придется думать об их сносе и замене новыми, лучше отвечающими потребностям и вкусам людей конца XX века.

Вода и воздух становятся дефицитными

Помимо жилья, население будет испытывать также недостаток в воде и воздухе. Единственным возможным выходом для обеспечения большинства крупных городов питьевой водой будет опреснение морской воды. В городах придется принимать серьезные меры по очистке воздуха. Кто бы мог подумать, что воздух и вода, которыми наши предки пользовались бесплатно, станут цениться выше угля?

К 1990 году численность сельского населения значительно снизится, однако 8—-12 % населения, занятого в сельском хозяйстве, смогут полностью обеспечить страну продуктами питания. Вдвое возрастет потребность в персонале «обслуживающих» отраслей. Значительно увеличится спрос на работников органов управления, если только электронная техника — сортировочные и счетные машины, классификаторы и т. п. — не заменят труд многих тысяч людей и не высвободят в связи с этим значительные площади в административных и конторских зданиях.

В середине XX века, когда началось строительство новых городов, самую серьезную проблему представляло определение оптимальной численности населения. Установлено, что при увеличении поперечных размеров свыше определенного предела город «задушит» свой центр, а вокруг него разрастутся пригороды-спальни.

К 1800 году на всем земном шаре насчитывалось не более 50 городов с числом жителей свыше 100 000 человек; в них проживало 2% всего народонаселения Земли. Быстрый рост городов начался совсем недавно. В 1950 году городское население составляло 30%, а к 2000 году возрастет до 62% населения земного шара.

Как полагают, в самые отдаленные времена население Земли составляло примерно 10 000 человек. По мнению американского специалиста Мэрстона Бэтиса, продолжительность существования людей на Земле определяется в 600 000 лет. На протяжении 590 000 лет численность населения земли выросла до 10 миллионов человек. Дальнейший рост народонаселения шел очень медленно в связи с регулярными опустошениями, вызываемыми эпидемиями, войнами, стихийными бедствиями. Примерно за 7000 лет до н. э. на Земле проживало 5—20 миллионов человек; к началу .нашей эры насчитывалось от 100 до 300 миллионов человек; к 900 году проживало 320 миллионов человек; в 1700 году — 600 миллионов. Исключительно быстрый рост численности населения начался после 1800 года — тогда на Земле жило 900 миллионов человек, в 1850 году — 1 миллиард 170 миллионов. В 1900 году численность населения дошла до 1 миллиарда 600 миллионов, в 1950 году — до 2 миллиардов 450 миллионов человек. Предполагают, что в 1975 году население планеты превысит 4 миллиарда, а к 2000 году составит 7 миллиардов.

В странах, позднее других вступивших на путь индустриализации, рост численности городского населения приобретает характер подлинных сдвигов. Поразителен, например, рост городского населения в Латинской Америке. Так, население Сан-Паулу с 1940 по 1960 год увеличилось втрое; почти удвоилось население Сантьяго (Чили) и Боготы, в три раза увеличилось население Лимы и Мехико и в пять раз — население Каракаса.

В Бомбее численность населения почти утроилась, в Дели — стала вдвое больше. Аналогичная картина наблюдается в Пекине. За десять лет население Карачи увеличилось вдвое.

Предполагалось, что численность населения новых городов, рассчитанных исключительно на пешеходное движение, не превысит 50 000 человек. Однако скоро стало ясно, что при числе жителей меньше 300—500 тысяч человек город не в состоянии обеспечить полное самоуправление, главным образом в области высшего образования и организации культурно-просветительных и художественных мероприятий, рассчитанных на часы досуга.

Мы далеко ушли от численности в 5040 граждан, которую Платон определил для идеального античного города на основании математических расчетов по Пифагору. Впрочем, и в античности нам известны крупные города, например Цезарея, Багдад и Рим, где число жителей достигало 1 000 000 человек.

Прежде рост города напоминал ствол дерева. Вокруг сердцевины нарастали все увеличивающиеся по размерам годичные кольца. Они достигали полных размеров, когда радиально-кольцевая система роста приводила к отмиранию сердцевины. Во второй половине нашего века постепенное расширение городов шло уже по направлению основных транспортных магистралей или в зависимости от размещения промышленных предприятий. Это привело к образованию непрерывных лент агломераций, названных городами-галактиками.

Изучая данные переписей за 1940, 1950 и 1960 годы, американские статистики обратили внимание на любопытное явление, наблюдаемое в восточных штатах США. На территории протяженностью 1000 километров размещались шесть агломераций с населением, превышающим миллион человек в каждой, в том числе Бостон (2 миллиона 600 тысяч), Нью-Йорк (10 миллионов 700 тысяч), Ньюарк (1 миллион 700 тысяч), Филадельфия (4 миллиона 100 тысяч), Балтимора (1 миллион 700 тысяч). Вашингтон (2 миллиона).

Эти гигантские агломерации дополняются множеством менее крупных; все они связаны между собой развитой сетью транспортных магистралей. Пригороды этих городов развивались во встречном направлении. Тем самым создалось градостроительное образование в виде непрерывной тысячекилометровой ленты, численность населения которого в 1960 году составляла 38 миллионов человек. На территории, втрое превышающей площадь Бельгии, проживало столько же людей, сколько жило во всей Франции в 1950 году. Впервые наблюдалось образование сверхстолицы, города-галактики, который назвали Мегалополем.

Политико-экономические соображения

Вслед за этими было обнаружено существование и других городов-галактик, например в Рурской области. Парижская галактика простирается от Орлеана до Гавра, следуя течению Се-

Такие притягивающие друг друга города сливаются, второстепенные города становятся главными; сельские местности расчленяются, включаясь иногда в территорию расширившегося за их счет города. В ряде районов исчезает различие между понятиями городская и сельскохозяйственная территория. Не приведет ли все это к превращению земного шара в единый город, который, по предсказанию русского поэта Валерия Брюсова, покрыл бы всю поверхность земного шара точно чешуей, что постепенно привело бы его к гибели?

Не исключено, что дальнейшая застройка городов индивидуальными домами могла бы привести к таким апокалипсическим результатам. Именно поэтому Грийо считает, что население вновь строящихся городов не должно превышать миллион человек, а территория самих городов ни при каких условиях не должна выходить за пределы наперед установленных границ. Он утверждает: «Если не учитывать такие редкие исключения, как проклятые чудища типа Нью-Йорка, Лондона или Парижа, и иметь в виду не только города Запада, можно с полным основанием говорить, что населенный пункт становится городом, достойным своего названия только тогда, когда число его жителей переваливает за 500 тысяч человек. В этом случае он в состоянии дать населению высококвалифицированное образование, иметь в своем составе театры, концертные залы и т. п. При численности населения свыше миллиона непомерное увеличение городской территории, развивающейся вокруг его центра, становится гибельным как для взаимного общения людей, так и для средств связи и транспорта. Главную роль начинают играть пригороды».

В этой части книги мы рассмотрим несколько предложений, касающихся сохранения жизнеспособности Земли в будущем. Мир в 1990 году будет таким, каким мы можем его себе представить на основании данных сегодняшних исканий, если... Ох, эти если! Помимо угрозы термоядерной войны, которая может отбросить цивилизацию на тысячи лет назад, человечество в своих поисках сталкивается с не менее опасными препятствиями, подчас сводящими на нет все усилия: с косностью и консерватизмом.

Все искания, которые можно было бы претворить в жизнь в ближайшие 20 лет,— их реализацию следовало бы включить уже в текущие планы — останутся в той или иной степени утопиями, если не произойдут радикальные перемены в нашем общественном строе и в экономике, если не будут опрокинуты существующие юридические и административные их основы. Когда Ле Корбюзье еще в 1925 году призывал к индустриализации строительства, это не было, как можно было бы полагать, гласом вопиющего в пустыне. Известные промышленники Вуазен и Фрю- жес пытались применить теоретические положения Ле Корбюзье на практике. Однако их усилия оказались тщетными, поскольку не было принято никаких мер, поощряющих индустриализацию строительства. Наше будущее целиком зависит от тех политических, экономических и законодательных решений в области архитектуры и градостроительства, которые будут приняты.