ГОРОД ЗАВОЕВЫВАЕТ ОКЕАН

В 1950 году, будучи аспирантом университета в Киото (после получения диплома архитектора в Парижской Академии изящных искусств), Поль Мэймон задумал создать плавучие города.

Он рассказал, как зародилась эта мысль: «Однажды, при посещении города Осака, я обратил внимание на строительство жилого здания на болотистом участке. Архитектор вынужден был предусмотреть создание общей системы дренажа и водонепроницаемое ограждение котлована. На стройке осуществлялось строительство четырех подземных этажей. Фундаменты и ограждающие стены были уже завершены; шло бетонирование перекрытий, колонн и поперечных стен. Какой должна быть высота здания? Этажей в десять? Фундаментная коробка кубической формы, погруженная в слабый грунт, напоминала затонувший корабль. Мне пришло в голову: к чему нагружать этот кессон столь тяжелыми конструкциями и затем с трудом закреплять его в грунте, когда значительно проще оставить его плавать в разжиженном грунте и установить на нем легкую решетчатую конструкцию из стали, дерева, стекла или пластмассы? Мне казалось, что таким образом решались бы не только проблемы антисейсмического строительства, которыми я тогда занимался, но и другие проблемы строительства на слабых грунтах.




Почему бы не построить на воде, в бухте, на естественном или искусственном озере сборный плавучий город из элементов заводского изготовления путем соединения между собой бетонных кессонов, поддерживающих легкие надстройки, не подверженные колебаниям почвы? Опыт убедил меня в том, что эта идея вполне осуществима при условии использования амортизатора на воздушной подушке, закрепляющих опорных свай и организации системы, обеспечивающей уравновешенность всего сооружения. На этом принципе можно было бы построить в Токийском заливе город на 10 миллионов жителей с плавучими островами, имеющими в диаметре 300—500 метров. Поскольку себестоимость кессонов очень высока, следовало бы предусмотреть, чтобы в каждом сооружении плотность населения составляла 3000—4500 жителей на гектар, что вполне осуществимо».

Таким образом, первые проекты пространственного градостроительства Поля Мэймона были задуманы как плавучие города. Прежде чем стать паутинной конструкцией, подвешенной к центральной мачте, город Мэймона в его японских проектах представлялся в виде пирамиды с крестовидным основанием, которая возвышается над кессоном, опирающимся на систему свай.

Каждый искусственный остров связывался бы с соседним мостами, дорогами, подвесными линиями метрополитена, под которыми проходили бы суда большого водоизмещения. Для предохранения их от воздействия приливов предназачались подводные дамбы. Одна из целей подобного сооружения — защита города от землетрясений.

Новый вариант расширения территории Монако

Проекты Мэймона нашли широкий отклик в Японии, ибо в них заключалась возможность территориального расширения страны, которая буквально затеснена на своих островах. Известный японский архитектор Кензо Танге некоторое время спустя пришел к аналогичному решению. Но он задумал не плавучий город, а более традиционное решение города в море по принципу городов на сваях.

Вернувшись во Францию, Поль Мэймон продолжил свои исследования и разработал ряд новых вариантов. К их числу относится предложение о расширении Монако

Как утверждает архитектор (и это действительно так), княжество Монако задыхается на своей скале, в то время как в не посредственной близости от него находится морская акватория глубиной 40—90 метров, где искусственный намыв территории невозможен. Почему бы в таком случае (а это относится и к другим городам, расположенным вблизи широких водных просторов и образующим вокруг морских портов концентрические полукружия) не расширить город, создав плавучую зону? Такие плавучие зоны осуществлялись бы с помощью кольцевых кессонов из предварительно напряженного бетона, выдерживающих нагрузки в несколько сот тысяч тонн. Плавучие кессоны, или острова, будут служить водонепроницаемыми подвальными этажами для возводимых над ними построек.

По замыслам архитекторов и градостроителей, современные города должны предоставлять жителям пространство с максимумом инсоляции, поэтому разумно разместить в подземных частях все виды обслуживающих помещений. В наших городах часто под жилыми домами устраивают 5—б подвальных этажей, которые необходимо снабдить мощной гидроизоляцией, поскольку они опущены ниже уровня грунтовых вод.

Новый город рассчитан на 20 ООО жителей. Любопытно, что городскую территорию проект решает в трех уровнях, соответствующих трем основным функциям города. «Уровень обслуживания» будет искусственно оборудованным участком, на который опираются легкие металлические или пластмассовые конструкции «уровня коллективной жизни». Все его перекрытия решены в виде городских висячих садов. Наконец, на третьем уровне, «уровне индивидуальной жизни», разместятся жилые дома, гостиницы, учреждения.

В своем проекте Николетти пытался создать «тотальный город», который, по его словам, позволил бы возродить в городских пространствах богатство и разнообразие «конкретных» форм, присущих городам прошлого, но с учетом возможности их стихийного перераспределения и преобразования.

Стоимость изготовления подводной части плавучего кессона сопоставима со стоимостью подвальных этажей здания, возводимого на суше. Но при этом отпадает необходимость рыть котлован, вывозить большое количество грунта. Тем самым плавучие кессонные основания окажутся более экономичными.

Эти плавучие острова, связанные между собой мостами, явятся своеобразными кварталами мобильного города, Венецией с взаимозаменяемыми кварталами ’. В целях расширения территории Парижа Поль Мэймон предложил создать такого же рода «Венецию» в долине Монтеосон в западном направлении между новым районом площади Обороны и городом Сен-Жермен-ан-Лей. Он рекомендует обводнить долину и возвести на ней конические города с центральными опорами, разместив в них и административные учреждения. Водные пространства предназначены для гребного и парусного спорта, рыбной ловли и проведения праздников на воде.

Идея, у которой свой путь развития

Проект плавучего города Поля Мэймона принадлежит к числу красивейших новых градостроительных предложений. Расположенный за намытой территорией напротив пляжа Палм Бич и получивший название Таласса, этот город решен в виде круглой корзины, связанной с сушей мостом. Жилые дома располагаются амфитеатром по окружности корзины, подобно тому, как это предлагал Вальтер Йонас в своем проекте города-воронки. Но «дно» корзины заполнено водой и представляет собой нечто вроде озера или лагуны со своим портом, своими песчаными пляжами, бассейнами и садами. Для расширения Токио и Монако нужно овладевать морскими просторами.


Такие кварталы, бесспорно, будут очень приспособлены для грядущей «эры досуга». Искусственные атоллы как места отдыха — идея, достойная быть претворенной в жизнь. И хотя плавучие города Мэймона считают утопией, фирма «Дженерал дайнэмикс» предложила американскому правительству построить искусственные острова в открытом море с тем, чтобы они служили ориентирами для космических кораблей.

Со временем идея плавучих городов получила свое развитие. Так, например, в 1963 году Шанеак разработал проект «Эксила»—плавучего города на озере Бурже; японец Кийонури Киту- каке — морокой город из плавучих бетонных цилиндров; Вальтер Йонас—плавучие «Интра-хаузы» — города в виде воронок; Уильям Катаволос — химическую надувную конструкцию, затвердевающую на воде.

Город-воронка Вальтера Ионаса может быть плавучим (если его разместить на заболоченных грунтах) или же развиваться на озере или в море. Плавучие города, созданные по системе Йона- са, могут сообщаться с берегом либо посредством моста, либо с помощью подводного туннеля, соединенного с полой вертикальной опорой, которая служит шахтой для лифтов и обеспечивает сообщение туннеля с городом.

Катаволос изобретает химический город

Градостроительные и архитектурные предложения Уильяма Катаволоса, относящиеся к 1960 году, могут показаться плодом научной фантастики. Однако в 1990 году они смогут оказаться вполне осуществимыми.

Катаволос — личность чрезвычайно любопытная. Грек по национальности, он живет в США; будучи философом, он выступает с докладами, но одновременно работает дизайнером. Его теория «химической архитектуры» революционизирует буквально все методы строительства. Катаволос писал:

«Успехи, достигнутые в химии за последние годы, сделали возможным получение порошкообразных веществ или жидкостей, которые под воздействием катализаторов расширяются до очень большого объема и затем затвердевают.

Наука о молекулярной структуре этих химических веществ быстро развивается, одновременно развивается и техника производства новых материалов, свойствами которых можно управлять даже тогда, когда они находятся в субмикроскопическом состоянии. Таким образом, с помощью небольшого количества порошка можно получить предметы заранее выбранной формы (шары, трубы)».

Катаволос мечтает построить свой идеальный город на море, создавая сначала его своеобразную опалубку в виде больших кругов, образованных из продуктов переработки нефти. Затем опалубка будет заполняться пластмассами, которые образуют структуры, состоящие из полос и дисков. По мере расширения эти составы примут кольцеобразную или шаровидную форму, после чего в них будут вынуты пустоты самых разнообразных видов и размеров. Таким образом, каждый сможет стать архитектором и самостоятельно определять характер требующегося ему жизненного пространства. Исходным сырьем будет служить химическое вещество, образующее на поверхности воды искусственные уровни. Арки и своды можно будет создавать, подбрасывая исходное химическое вещество, которое затвердевает на воздухе. Но Катаволос идет еще дальше. В состав материала окон или иллюминаторов в созданных сооружениях, по его замыслу, будут входить химические вещества, одновременно регулирующие температуру и обеспечивающие чистоту внутри помещений. Если структура покрытий этих сооружений напоминает структуру кристаллов, то полы образуются наподобие коралловых колоний. Совершенно очевидно, что и мебель будет «химической»: она будет напоминать легкие оболочки, которые можно выбрасывать после употребления.

«Двойная перегородка, складчатая снаружи и гладкая изнутри, — пишет далее Катаволос, — устранит надобность в холодильнике: продукты будут охлаждаться прямо в сосуде с помощью особых химических реагентов. Эти же реагенты при определенных условиях смогут «сварить» суп, а специальные автоматические переключатели — подавать стаканы с напитками, которые можно выбрасывать после употребления. Это избавит человека от необходимости иметь кухню в ее современном виде. Стоит нажать кнопку — и стулья приподнимутся для того, чтобы можно было сесть и принять удобную позу, а затем медленно опустятся, после того как сидящий встанет. Перегородки смогут также регулировать температуру за счет химических реакций, вибрации или колебаний. Наконец, они смогут включать в себя приспособления, предназначенные для передачи звуков или для создания ионизирующего поля... Устройство с двойной перегородкой будет также применяться для мытья; оно как бы возьмет на себя функции ванной или душа. В этом случае оно примет форму человеческого тела, химически «пропарит», «вымоет» и «вытрет» его. Далее, каждый сможет создавать синтетические ткани для личного пользования, разливая исходный состав таким образом, чтобы получились разнообразные рисунки на изготовляемой ткани. Путем катализа ткань может превратиться в жесткий материал».

Добавим, что плавучий город Катаволоса будет мобильным. Каждый из составляющих его элементов сможет войти в состав целого города или же рассредоточиться на отдельные жилые комплексы. Утром, по славам Катаволоса, можно будет наблюдать, как собираются предместья и образуются города, ночью они будут удаляться друг от друга, чтобы закрепиться в другом месте. Эта подвижная, вечно изменяющаяся архитектура будет постепенно приспосабливаться к человеку и в конце концов будет облегать его как но мерке сшитая одежда.

Возможно, все это — всего лишь мечта фантаста. Но кто из современников Жюля Верна мог поверить, что в один прекрасный день «Наутилос» пройдет подо льдами Северного полюса? Катаволос, признанный утопистом, в будущем рискует меньше, чем мы, лишенные смелых фантазий.