ООО Актив предлагает ремонт квартир в Челябинске. www.activ74.ru

«Идеальные города»

Рост численности населения городов и повышение их роли в социальной экономической жизни общества, сосредоточение в них международной торговли, ремесленного и мануфактурного производства — все это нацеливало на необходимость коренной реконструкции городов с целью их всестороннего благоустройства. Процесс этот был длительный и дорогостоящий, развитие градостроительства в это время усиленно продвигалось вперед в теоретических трактатах и многочисленных проектах «идеального» города.

Еще античный теоретик архитектуры Витрувий сделал попытку выделить городское пространство в качестве самостоятельного элемента архитектуры города. «Если город лежит у моря, то участок для форума надо выбирать у самой гавани, если же в глубине страны — в середине города», — писал Витрувий. Подобные же указания даются для расположения театров, бань и других общественных зданий. Значительны предложения Витрувия по организации пространства улиц и площадей в зависимости от климатических факторов: солнца, ветра и дождя. Проблеме городского пространства посвящено знаменитое изречение Витрувия: «Город есть огромный дом или, наоборот, дом есть маленький город» [15, с. 38].

Итальянские теоретики архитектуры Леон Баттиста Альберти (1404—1472) и Андреа Палладио (1508—1580), будучи последователями Витрувия, несколько расширили понятие городского пространства. Если у Витрувия отношение к нему носило скорее функциональный характер, то зодчие эпохи Возрождения ставили и решали проблемы эстетического восприятия пространства улиц и площадей.

Альберти подробно описал «как делать город», начиная от выбора места и кончая его внутренним устройством. Впервые в трактатах Альберти появляются рассуждения об отношении высоты застройки к ширине площади, хотя он, так же, как и Витрувий, рассматривал раздельно план и застройку города [21].


Еще ближе подошел к решению проблемы городских пространств Андреа Палладио. В своем трактате «Четыре книги об архитектуре» он почти дословно повторил витрувианское положение: «Город — не что иное, как некий большой дом, и обратно, дом — некий малый город». Известно, что Палладио уделял большое внимание интересам жилых зданий (их габаритам и пропорциям), рассматривая их фактически как самостоятельную пространственную проблему. Казалось бы, ему оставалось лишь перенести найденные объемно-пространственные закономерности интерьеров зданий на городские пространства и тем самым осуществить методологическую формулу «город—дом». Однако ни сам Палладио, ни его современники так и не переступили этого «порога», хотя и делали многочисленные попытки в этом направлении [51, с. 148] .

Проекты «идеальных городов» ставили своей целью решение сразу нескольких социальных проблем общества — от устройства трудовых поселений-коммун до полного переустройства общественного строя. Таким образом они представляли собой архитектурно-планировочное выражение социальной утопии своего времени.

«Идеальные города» эпохи Возрождения можно считать значительным шагом в развитии не только социальных проблем, но и градостроительной мысли. Характерно, что они имели форму квадрата, круга или многоугольника, вписанного в круг. Одним из первых в Европе авторов проекта «идеального города» был английский социалист-утопист Томас Мор (1478—1535).


Согласно замыслу Т. Мора (в трактате «Утопия»), весь остров Утопия был покрыт сетью равномерно распределенных городов, окруженных сельскохозяйственной зоной и ограниченных по числу жителей (6 тысяч семейств в каждом). Один из городов

Утопии Амауротум представлял собой образец регулярного градостроительного искусства. Хотя «Утопия» посвящена политическому строю, основанному на демократических принципах, автор нашел место и для подробного описания архитектуры жилой застройки.

Позже, в конце XVI в., появились проекты «идеальных» городов Джорджо Вазари и Томмазо Кампанеллы («Город солнца»), В этих проектах подчеркиваются прямоугольная сетка улиц, модульное членение плана и центрическое расположение главной площади. И что очень важно: в местах пересечения улиц появляется система второстепенных площадей. Сами улицы, как правило, с одной стороны ориентированы на входные ворота в город, с другой — на важнейшие сооружения города, расположенные на центральной площади. Идея замкнутой уличной перспективы, завершающейся значимой архитектурной целью (доминантой пространства), вызвала в последующие столетия крупные сдвиги в практике градостроительства, радикально изменив облик городов, по-новому определив характер взаимосвязи архитектуры и планировки.

В дальнейшем гуманистические идеи социалистов-утопистов XVIII—XIX вв. — А. Сен-Симона, Ш. Фурье, Р. Оуэна и других — развивались на фоне градостроительного творчества авторов.

Анри Сен-Симон (1760—1825) в своих поисках новой религии отводил искусству, в том числе и архитектуре, особую формирующую роль в воспитании членов будущего человеческого общества. Более того, впервые именно городской среде отведена решающая роль в художественно-воспитательной программе социалистов-утопистов.

Вклад Шарля Фурье (1772—1837) в развитие градостроительных идей был непосредственнее и конкретнее. Он предлагал два варианта поселений: симметрично спланированные фаланстеры, окруженные сельской зоной, и концентрические поселения городского типа. Фаланстеры — жилые, производственные и административные здания, расположенные в центре фаланги — сельскохозяйственно-промышленной ассоциации. Вместимость фаланги 1600—2000 чел. [51]. Построенный наподобие дворцового комплекса фаланстер имел симметричную композицию, жесткую регулярность и многоэтажность застройки. Эти качества делают фаланстер прообразом жилых кварталов XX в.


Концентрический город представлял собой три концентрически расположенные зоны: в центре — коммерческо-административный район, далее — индустриальный, за ним — сельскохозяйственный. Предполагалось, что плотность застройки должна повышаться к центру, а зоны отделяться одна от другой широкими зелеными полосами. Эта идея предвосхитила города-сады Эбинизера Говарда, жившего 100 лет спустя.

Английский социалист-утопист Роберт Оуэн (1771—1858) предлагал покрыть всю землю идеальными поселениями-коммунами промышленного и сельскохозяйственного профиля, основанными на общинных кооперативных началах. Градостроительная концепция Оуэна была довольно проста: поселение — квадратный квартал, состоящий их трехэтажных жилых корпусов с включенными в них детскими учреждениями, больницей, гостиницей и административными помещениями. В центре внутреннего двора-сквера — общественная столовая, школы, библиотеки, залы хя заседаний, а по углам — колледжи. Четыре входа в квартал располагались по осям корпусов и соответствовали дорогам, сходившимся к поселению. Квартал окружала эспланада (шириной 30 м), далее размещались сады, за ними — поля, пастбища. Промышленные поселения также имели квадратные очертания с той лишь разницей, что в центре находились фабрики и источники энергии. Размеры сторон квадратных поселений колебались в зависимости от численности населения общины (от 300 до 2000 человек), в среднем они равнялись 300 м [51].

Попытка осуществить проект «идеального» города на «чистом» месте не удалась: город-крепость Пальма Нуова близ Венеции, построенный по проекту известного архитектора и теоретика эпохи Возрождения Виченцо Скамоцци, вызвал полное разочарование. Однако идеи, родившиеся в проектах «идеальных» городов, были использованы при переустройстве многих европейских столиц — Рима, Парижа, Лондона и др.