Город как отпечаток социальной жизни

Социальная жизнь общества, ее иерархическая структура и политическое устройство всегда реализовывались в пространственной среде города. Город, будучи пространством для социальных процессов, был практически их материальным отпечатком. Сегодня, исследуя раскопки древних городов, можно безошибочно рассказать о социально-политическом устройстве общества, жившего в этих городах многие тысячелетия тому назад. Так, жители Чатал-Хюйюка, жившие в VII—VI тыс. до н.э., имели домашний скот, высевали еще полудикую пшеницу, пряли шерсть, ткали ковры, создавали фрески и скульптурные композиции. Имея такую достаточно высокую технологию экономической жизни, они в то же время в социальном устройстве стояли на очень низком, первобытном уровне. Их поселок, состоящий из однотипных домов, был совершенно однороден: здесь не было ни храма, ни дома жреца, ни даже какой-нибудь площади.

Гаким же однородным предстал поселок близ польского города Бискупина (VII в. до н.э.). Все жилые помещения совершенно одинаковы, хотя, судя по находкам, среди жителей Бискупина были уже специализированные мастера, изготовлявшие крючки и гребни из кости, оружейники и даже кузнецы. Но опять же не было дома жреца и дома вождя. Значит, кто-то выборный исполнял роли и военного предводителя, и знахаря, или колдуна, без которых любое древнее общество не могло существовать.

Появление в социальной структуре общества вождей, жрецов, императоров и т.д. обнаружилось через дифференциацию городской среды. Уже в древнейших городах Двуречья, относящихся к началу III тыс. до н.э., резко выделялись из массы однотипных застроек дворец-крепость и храм, стоящие на высоких платформах. Такое дихотомическое устройство городской среды соответствовало социальной иерархии древнего общества: вождь с приближенными жили по дворце, народ — в однотипных убогих жилищах.

С развитием религиозного мышления общество стало воздвигать храмы, которые в своем великолепии не уступали дворцам. Сами древнейшие города были застроены очень плотно, дома буквально лепились друг к другу, разделенные узкими, как коридоры, улицами-проходами. Они расступались, образуя пространства лишь перед величественными храмами или дворцами правителей. Но это не были площади в сегодняшнем понимании. Площади появились позже и лишь в тех городах, граждане которых сами вершили свои дела. Жители городов, находившихся под властью тирании, не могли проводить народных собраний. Например, в древнем Египте площади в нынешнем смысле слова отсутствовали.

Широко известны агоры и форумы — гражданские центры древнегреческих и древнеримских городов. Здесь собирался городской совет, совершались торговые сделки, заседали суды, спорили философы. Здесь же проходили религиозные процессии, проводились состязания, турниры, цирковые выступления, совершались казни [21].

В обществе, где религиозная и экономическая сферы жизни превалировали над общественной, гражданские здания долго не получали должного развития. Примером этому служат западно-европейские средневековые города. Функции общественных сооружений в них выполнялись мелкими частными зданиями. Даже городские советы — ратуши — сначала размещались в частных сооружениях, как правило, в укрепленных башнях; лишь в XIV в., когда города добились самоуправления, для ратуш в центре города стали строить специальные здания [57].

Жизнь горожанина в основном ограничивалась собственным домом. Жилой этаж располагался над мастерской или лавочкой. Немногочисленные обряды или функции совершались в церкви или ратуше. Чтобы быть полноценным горожанином, каждый житель обязан был стать членом ремесленного цеха или купеческой гильдии. В средневековом городе существовали ассоциации цехов и гильдий, члены которых, как правило, селились вместе. Город, таким образом, делился на десять, двенадцать и более автономных частей. Но автономность была не столько территориальной, сколько социально-пространственной. Цех имел свой устав и свое знамя, поддерживал вдов и сирот своих сочленов, выставлял отряд военного ополчения и был ответственен за оборону участка стены или башни при военных действиях, а также за поддержание их в порядке в мирное время. Цех регулярно созывал собрание своих членов в специально отведенной для этого постройке. А в торжественных процессиях на церковных праздниках выступал как единое целое.


Но для всех городских кварталов общими были кафедральный собор, центральная рыночная площадь города и здание городского собрания — ратуша. Эти три социально-пространственных элемента образовывали деловой, торговый, юридический и религиозный центры города, тогда как центрами кварталов были приходские церкви и залы цеховых собраний.

В Древней Руси два города — Новгород и Псков — обладали самоуправлением, поэтому их социально-пространственная структура ничем не отличалась от западноевропейских. Центром города был кремль-детинец с главным собором и вечевой площадью. Сам же город членился на «концы», а те, в свою очередь, на улицы. Улица выбирала своего «уличанского старосту», «конец» выбирал своего «кончанского старосту» [21]. Таким образом социальная структура отражалась в пространственном порядке города как в зеркале.